.RU

4. Новые попытки перевода Библии на русский язык - А. С. Хомяков идеолог славянофильства


^ 4. Новые попытки перевода Библии на русский язык.
При самом начале нового царствования, Филарет Московский воспользовался изменившимися обстоятельствами, чтобы продвинуть остановленное дело библейского перевода. По случаю коронации нового Государя в 1856-м году Святейший Синод, по положению, временно переносил свое присутствие в Москву, и это дало Филарету возможность, после очень долгого перерыва, вновь принять личное участие в синодских действиях. По его предложению и внушению Синод рассуждал в Москве, между прочим, и “о доставлении православному народу способа читать Священное Писание, для домашнего назидания, с удобнейшим по возмож­ности разумением.” Предложение возобновить перевод Священного Писания было принято в Синоде единогласно, и Филарету было предоставлено изложить определение в окончательном виде...

Тем временем был назначен но­вый обер-прокурор, граф А. П. Толстой (интимный друг Гоголя). Человек “оптинского православия” (как его определяет Гиляров), граф Толстой не был склонен ни к каким “преобразованиям” в Церкви; к академическому образованию он вообще не был расположен, а против библейского перевода в особенности как раз перед тем незадолго был настроен в Киеве, митрополитом Филаретом Киевским. Поступивший от Филарета Московского проект состоявшегося определения обер-прокурор посчитал за его личное мнение, в Синод не вносил, а послал его в Киев, в расчете на отрица­тельный отзыв. Вскоре и последовал из Киева ответ резкий и очень укоризненный (эту Киевскую записку, под ближайшим руководством самого престарелого митро­полита, составляли архим. Антоний и прот. И. М. Скворцов). Нового здесь было мало, сравнительно с доводами 1824-го или 1842-го годов. То же опасение “народного” языка, то же недоверие к еврейской библии, “в Церкви не известной,” тот же страх перед прежними “нечестивыми” перево­дами, Павского и Макария. Присоединилось еще опасение, не вздумал бы кто после Священного Писания заговорить и о переводе богослужебных книг...

Русский язык по выразительности своей и сравниться со славянским не может, потому лучше было бы заняться исправлением самого славянского текста. Полезно издавать толкования, выбранные из святых отцов. Вместе с тем следует усилить преподавание славянского языка во всех школах вообще, духовных и светских, чтобы отнять повод незнанием славян­ского языка оправдывать нужду в русском переводе...

Решаться на новый перевод никак невозможно “без соглашения с греческой церковью,” которая не допускает у себя переложения Библии на простонародный новогреческий язык. Не возникнет ли мысль, что русская Церковь от­ступается от древнего наследия Первоучителей Словенских?..

И само дело исправления славянской Библии надежнее поручить не академическим профессорам, а скорее лицам, “совершенно свободным от учебных занятий” и “благонадежным не только по образованию, а наипаче по благочестию...”

Идея русского перевода родилась из мутного источника. “Эта мысль родилась отнюдь не в церкви русской, ни в иерархии, ни в народе, а точно также, как и мысль о переводе на новогреческий язык, в Англии, гнездилище всех ересей, сект и революций, и перенесена оттуда Библейскими Обществами, и принята, первоначально не в Святейшем Синоде, а в канцелярии обер-прокурора оного, и развита в огромных размерах в бывшем министерстве духовных дел. Такое начинание, а равно и последствия сего дела, ясно показывают, что на нем не было благословения свыше...”

В заключение Киевский митрополит вверял все это тревожное дело “благоразумию” обер-проку­рора, в надежде, что “державное слово” Государя остано­вит все это неблагонадежное начинание. Однако, Государь указал спросить заключение Московского владыки, а затем весь материал обсудить в Синоде...

Филарет Московский ответил на Киевскую записку решительно и спокойно, но не без горечи...

И уже только после смерти Киевского митропо­лита (в декабре 1857 года) библейское дело получило официальное движение. Синодальное определение состоялось 24 января — 20 марта 1858 года, и Высочайшее повеление о воз­обновлении русского перевода было опубликовано в мае. Вслед затем Филарет Московский сдал в печать свою “записку” 1845-го года, как бы в напутствие новому делу...

Перевод был возобновлен с Нового Завета, к участию в работах снова были привлечены все академии, а редактирование поручено петербургскому профессору Е. И. Ловягину. Высшее наблюдение и последний просмотр были доверены Филарету. Несмотря на свой преклонный возраст, он очень деятельно участвовал в работе, со вниманием перечитывая и проверяя весь материал...

В 1860-м году было издано русское Четвероевангелие, а в 1862-м и пол­ный Новый Завет...

Перевод Ветхого Завета потребовал больше времени. Уже с самого начала 60-х годов в различных духовных журналах стали появляться част­ные опыты перевода отдельных книг. И, прежде всего, были опубликованы эти так незадолго перед тем запрет­ные переводы Павского (в журнале “Дух Христианина” за 1862 и 1863 годы) и арх. Макария (в “Православном Обозрении” с 1860-го по 1867-ой, особым приложением). Это был очень живой и яркий симптом сдвига и поворота. Было признано полезным и нужным предать гласности эти опыты, чтобы через свободное обсуждение в печати подготовить окончательное издание. С этой целью было предложено и профессорам академии заняться переводами отдельных книг, с тем чтобы эти новые опыты были в свое время использованы Синодальной комиссией. Нечто подобное предлагал в свое время о. Макарий Глухарев, — издавать при Петербургской Акадмии особый журнал: “Опыты в переводе с еврейского и греческого,” и рассылать по академиям и семинариям, с примечаниями и сносками, — потом этот материал пригодится...

В академических изданиях, в “Христианском Чтении” и в “Трудах Киевской духовной академии,” в эти годы и по­является перевод многих книг. В Киеве особенно по­трудился проф. М. С. Гуляев, в Петербурге проф. М. А. Голубев, в сотрудничестве с П. И. Савваитовым, Д. А. Хвольсоном и др. Появились и отдельные издания. Издавал свои переводы библейские и Порфирий Успенский, тогда епископ Чигиринский (с греческого). Это был полный разрыв с режимом предыдущего царствования...

Но встретились и трудности. И не сразу удалось решить вопрос о принципах перевода. Было заявлено мнение, что и Ветхий Завет переводить нужно с греческого, — к этому мнению удалось склонить и митр. Григория. Филарет Московский настоял, чтобы перевод делался по сличению обоих текстов, и расхождение в важнейших местах было отмечаемо под чертой. Сперва предположено было начать с Псалтыри, и над исправлением перевода Псалтыри сам Филарет работал в свои последние годы. Но затем и сам он предложил издавать в порядке обычного тек­ста, т. к. Пятокнижие легче Псалтыри и по языку. Синодаль­ный перевод начал выходить с 1868-го года, отдельными томами, и все издание закончилось в 1875-ом (со включением и книг “неканонических”)...

Синодальное издание не всеми было принято благожелательно. Смутило расхождение с привычным славянским текстом, — иначе сказать, предпочтение, отданное еврейской Библии. Это многим казалось прямым отступлением от Предания...

Основные доводы в защиту Семидесяти приводились обычно от Икономоса. За перевод с греческого стоял даже Димитрий Муретов, ради единства с современными греками. Если же сносить и соображать еврейский текст и греческий, думал он, “будет не перевод, а сочинение...”

Осо­бенно резким противником еврейского текста был епископ Феофан Говоров, тогда уже Вышенский затворник. Новый русский перевод Ветхого Завета он называл Синодальным сочинением, совсем как Афанасий, и мечтал, что эту “Библию новомодную доведет до сожжения на Исаакиевской площади.” Употребление еврейского текста, никогда не бывшего в церковном употреблении, означало в его понимании прямое отступничество. “Еврейская библия к нам нейдет, потому что никогда не было ее в Церк­ви и в церковном употреблении. Поэтому принимать ее значит отступать от того, что всегда было в Церкви, т. е. сдвигаться с коренного основания православия.” Феофан вполне признавал нужду в русском переводе, он возражал только против еврейского образца. И синодальный перевод считал поэтому соблазнительным и вредным. “Церковь Божия не знала другого слова Божия, кроме 70 толковников, и когда говорила, что Писание богодухновенно, разумела Писание именно в этом переводе.” Об этом он очень резко писал в “Душеполезном Чтении” (1875 и 1876), ему отвечал в “Православном Обозрении” проф. П. И. Горский-Платонов с неменьшей резкостью. Но Феофан не ограничивался критикой. Он предлагал заняться изданием общедоступных толкований Библии по славян­скому тексту (и особенно книг учительных и пророческих), чтобы приучить именно к этому тексту, т. е. к Семидесяти. “Выйдет, что, несмотря на существование библии в переводе с еврейского, знать ее и понимать и читать все будут по Семидесяти, по причине сего толкования.” Проект этот не был осуществлен, сам Феофан издал только толкование на Псалом Сто Осмьнадцатый (сто восемнадцатый). Возникла у него и мысль сесть за перевод всей Библии с греческого, “с замечаниями в оправдание греческого тек­ста и в осуждение еврейского.” Это намерение осталось тоже без исполнения...

Уже только много позже некоторые книги Ветхого Завета были переведены с греческого казанским профессором П. А. Юнгеровым (пророки, Псалтирь, Притчи, Бытие, книги неканонические)...

Тревоги Феофана относятся уже к 70-м годам. Характерно, что весь спор идет теперь совсем открыто, без всякого покрова административных тайн, — в периодической печати, а не в секретных комитетах, как прежде...

И в процессе работы над переводом Ветхого Завета снова и снова открыва­лось, что соотношение масоретской редакции и Семидесяти слишком сложно, чтобы можно было ставить вопрос о выборе между ними в общем виде. Можно спрашивать только о предпочтительном или надежном чтении отдельных отрывков или стихов, и приходится “выбирать” иногда “еврейскую истину,” иногда же греческое чтение. Филологи­чески “лучшим” будет именно сводный текст. Богослов­скому заключению о “догматическом” достоинстве определенного текста, во всяком случае, должно предшествовать подробное исследование отдельных книг. Примером та­кой работы в те годы была диссертация И. С. Якимова о книге пророка Иеремии (1874). Следует упомянуть и работы Д. А. Хвольсона и И. А. Олесницкого...

Обнаруживалась и другая трудность. Оказывалось, что и “Славянскую Библию” не приходится в целом приравнивать к Семидесяти, что и сам славянский текст есть уже сводный, в известном смысле и пределах. В этом и была принципиальная важность описания библейских рукописей Горским и Невоструевым в Московской Синодальной библиотеке. Начинается историческое изучение Славянской Библии. И уже нельзя так упрощенно спрашивать “о выборе” между славянским и русским...

Оживает интерес и к вопросам библейской критики. Большинство русских исследователей придерживались “умеренных” или “посредствующих” взглядов, но и у них влияние западной критической литературы сказывалось очень заметно. Достаточно назвать работы архим. Филарета Филаретова (ректора Киевской академии, впоследствии епископа Рижского, 1824-1882). В диссертации о “Происхождении книги Иова” (1872) он не только принимал позднюю послепленную датировку книги, но и разбирал ее скорее, как памятник литературы, нежели как книгу священного канона. К тому же все исследование было проведено по еврейскому тексту, безо всякого внимания к славянским чтениям. Это показалось неосторожным. Митр. Арсений Киевский нашел сам “тон диссертации” несоответствующим богодухновенному характеру биб­лейской книги, и публичная защита диссертации была за­прещена Святейшим Синодом. А в следующем (1873) году в “Трудах Киевской Академии” были напечатаны устаревшие лекции по “введению в священные книги Ветхого Завета,” читанные самим митр. Арсением в Петербургской академии еще в 1823-1825 годах. Впрочем, в кратком предисловии “от редакции” было оговорено, что читатель сам сможет судить, “насколько вперед подвинулись у нас библиологическая наука с того времени до настоящего...”

Другим видным представителем нового русского библеизма был И. Α. Олесницкий (1842-1907). Это был ученый с очень широким кругозором, сразу и археолог, и гебраист, и богослов; и за долгие годы своего преподавания в Киевской академии он успел здесь создать традицию библейских работ. Всего больше его интересовала история библейской литературы и поэзии (срв. его исследования о книге Притч и о Песни Песней, о ритмах и метре би­блейской поэзии, о древнееврейской музыке). Не раз Олесницкий бывал в Палестине для изучения вещественных памятников библейской истории и плодом этих его археологических изысканий явилась его обширная книга о “Ветхозаветном храме в Иерусалиме” (1889)...

Из Петербургских библеистов нужно назвать еще о. Н. Вишнякова и Ф. Г. Елеонского...

Настольной книгой у русских библе­истов становится в это время известное “введение” К. Φ. Кейля, в Киевской академии его перевели по-русски (в “Трудах” с 1871 г.). Такие представители ортодоксального протестантизма, как Генгетенберг или Геферник, привле­кали многих своим мессианским или “христологическим” толкованием Ветхого Завета. Это было своего рода философия библейской истории, как евангельского приготовления. “В русской богословской литературе утверждаются до значительной степени и почти становятся традиционными многие исагогические и экзегетические воззрения, прикрываемые обыкновенно авторитетом великих отцов и учителей Церкви, на самом же деле представляющие помесь проте­стантской ортодоксии с средневековым иудейством” (А. А. Жданов)...

Очень немногое было сделано в те годы по изучению Нового Завета. Преобладал апологетический интерес. Чувствовалась нужда и потребность ответить на “возражения т. наз. отрицательной критики,” Штрауса и “тюбининской школы,” и особенно Ренана.87 Нужно назвать здесь имя епископа Михаила Лузина (1830-1887), бывшего профессором в Московской академии, потом ректором в Киевской и епископом Курским. Он много писал. Прав­да, его книги были обычно только торопливая, хотя и ста­рательная, компиляция, почти пересказ и даже просто перевод немногих иностранных книжек, не всегда удачно выбранных, и часто неверно понятых. Но этим не уничтожалось их положительное влияние. Было и то важно, что архим. Михаил отвечал на “отрицание,” а не умалчивал. В его темах всегда была добрая современность (срв. его книгу “О Евангелиях и евангельской истории,” по по­воду книги Ренана). Как академический преподаватель, он внушал своим слушателям любовь к научному чтению и занятиям, стараясь их вовлечь в ученую работу, приучал разбираться в критической проблематике, хотя бы и при чужом пособии. Это был искренний ревнитель духовного просвещения, и этот благородный пафос он умел передать своим ученикам...


4-vipolnenie-poleta-rukovodstvo-po-letnoj-ekspluatacii-rukovodstvo-po-lyotnoj-ekspluatacii-samoleta-yak-52.html
4-visokotemperaturnaya-sverhprovodimost-v-n-05wo3-5.html
4-vivodi-vsemi-pravami-na-izdanie-knigi-vladeet-lyucis-trast.html
4-vliyanie-fiskalnoj-politiki-na-ravnovesie-opornij-konspekt-lekcij-po-makroekonomike-avtor-fridman-a-a.html
4-vliyanie-vakuuma-na-ekonomichnost-paroturbinnih-ustanovok-metodicheskie-ukazaniya-po-ekspluatacii-kondensacionnih.html
4-vneshneekonomicheskaya-politika-tovarnaya-i-tehnologicheskaya-specializacii-regiona-ocenka-effektivnosti-mezhregionalnih-svyazej-stranica-8.html
  • crib.bystrickaya.ru/ii-vserossijskaya-nauchnaya-konferenciya-molodih-uchenih-s-mezhdunarodnim-uchastiem.html
  • abstract.bystrickaya.ru/23-opredeleniya-zapasov-prochnosti-1-podgotovka-raschetnoj-shemi.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/vrach-specialist-lechebno-diagnosticheskaya-deyatelnost-terapevticheskogo-profilya-edinij-kvalifikacionnij-spravochnik-dolzhnostej-sluzhashih.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zapiski-iz-izvestnih-vsem-proisshestviev-i-podlinnih-del-zaklyuchayushie-v-sebe-zhizn-gavrili-romanovicha-derzhavina-stranica-2.html
  • turn.bystrickaya.ru/ponyatie-znaniya-v-filosofii-n-kuzanskogo-koncepciya-intellekta-u-eriugeni-i-kuzanskogo-mariya-sesiliya-ruskoni.html
  • holiday.bystrickaya.ru/obshestvennie-obedineniya-ponyatie-vidi-pravovoe-regulirovanie-organizacii-i-deyatelnosti-obshestvennih-obedinenij.html
  • tasks.bystrickaya.ru/28-fevralya-na-soveshanii-administracii-obsudili-itogi-raboti-po-obespecheniyu-zhilimi-pomesheniyami-detej-sirot-i-detej-ostavshihsya-bez-popecheniya-roditelej.html
  • student.bystrickaya.ru/22-zadachi-realizuemie-v-ramkah-innovacionnoj-obrazovatelnoj-programmi.html
  • studies.bystrickaya.ru/analiz-sostoyaniya-organizacii-proizvodstva-sp-zao-maz-man-i-konkurentosposobnosti-vipuskaemoj-produkcii.html
  • abstract.bystrickaya.ru/14kollektivnij-zhilishnij-fond-posobie-prednaznacheno-dlya-studentov-visshih-i-srednih-obrazovatelnih-uchrezhdenij.html
  • lesson.bystrickaya.ru/problema-metoda-rossijskogo-nalogovogo-prava-kak-samostoyatelnoj-otrasli-prava.html
  • letter.bystrickaya.ru/o-edinice-perevoda-replik-v-drame-hronika-mapryal.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-10-rassledovanie-vzyatochnichestva-e-r-rossinskaya-kriminalistika-voprosi-i-otveti.html
  • crib.bystrickaya.ru/kn-05-09-2015-tairibi-trshlkt-anitamasi-tr-organizmderd-negzg-asietter-masati.html
  • esse.bystrickaya.ru/programma-vstupitelnih-ispitanij-po-informatike-i-informacionno-kommunikacionnie-tehnologii-ikt-dlya-abiturientov-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-visshego-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vipisat-v-tetrad-i-viuchit-naizust-uchebnoe-posobie-dlya-studentov-1-klassa-sergiev-posad.html
  • predmet.bystrickaya.ru/sochinenie-vsemirno-izvestnogo-francuzskogo-filosofa-zhaka-ellyulya-svoeobraznij-manifest-neokonservatizma-eto-nauchnoe-issledovanie-napravleno-protiv-politizacii-vlasti.html
  • exam.bystrickaya.ru/zarabotnaya-plata-14.html
  • urok.bystrickaya.ru/problemi-provedeniya-nezavisimoj-antikorrupcionnoj-ekspertizi-normativno-pravovih-aktov-i-ih-proektov.html
  • control.bystrickaya.ru/dissertacii-zashishennie-v-rgpu-imaigercena-knigi-postupivshie-v-biblioteku-v-aprele-iyune-2004-goda.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-5-psihologicheskie-osnovi-obucheniya-i-uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-zaochnogo-obucheniya-kemerovo-2005.html
  • turn.bystrickaya.ru/osnovnie-pravovie-sistemi-sovremennosti-chast-5.html
  • assessments.bystrickaya.ru/bitva-na-reke-sure-v-1237-godu.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-uchebnaya-programma-praktiko-orientirovannogo-obrazovatelnogo-modulya-doklinicheskaya-ocenka-bezopasnosti-innovacionnih-biopodobnih-preparatov.html
  • books.bystrickaya.ru/centr-aktivnogo-otdiha-kosmik-afimoll-siti-otkroet-svoi-dveri-iyunya-2011-goda.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/lekciya-1-istorii-poyavlenie-pervih-vichislitelnih-mashin-lekciya-1-9.html
  • school.bystrickaya.ru/lizing-sushnost-perspektivi-razvitiya-chast-4.html
  • essay.bystrickaya.ru/doklad-po-mirovoj-ekonomike-na-temu-novie-industrialnie-strani-uroki-preodoleniya-otstalosti-na-opite-tajvanya.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sledovateli-stanut-sudyami-rbk-daily-gazeta-moskva-yaroslav-nikolaev10-11-2011-7-stranica-9.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/badarlamasi-astana-2015-badarlamani-zrleushler.html
  • spur.bystrickaya.ru/mesto-kitaya-v-novoj-strukture-mirovoj-ekonomiki-m-p-gorchakova-sibirskaya-otv-red-spbgieu-d-r-filosof-nauk-prof.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-upravlenie-instituta-protokolom-5-obshim-sobraniem-uchreditelej.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-v-osnovnoe-zveno-grazhdanskih-sudov-obshej-yurisdikcii-zakonodatelstvo-i-inie-pravovie-akti-o-pravoohranitelnih-organah.html
  • desk.bystrickaya.ru/plan-vvedenie-kanoni-stroitelstva-i-vnutrennego-ubranstva-vizantijskih-pravoslavnih-hramov-cerkov-svyatoj-troici-goroda-inta-i-ee-vnutrennee-ubranstvo.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-4-individualnoe-sobesedovanie-4-chasa-uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-studentov-napravleniya-230200-62.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.