.RU

А. арендаренко, кандидат юридических наук вопросы правовой природы принципа социальной справедливости в современном уголовном праве российской федерации


А. АРЕНДАРЕНКО,

кандидат юридических наук


ВОПРОСЫ ПРАВОВОЙ ПРИРОДЫ ПРИНЦИПА СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


По своему объективному назначению право есть орудие для установления порядка, мира и стабильных общественных отношений. В реальном же осуществлении, как правильно отметили И.И. Голубов и А.Д. Чернов, оно слишком часто прикрывает собою насилие, раздор, интриги и войны. В каждом таком случае как бы неожиданно обнаруживается, что право и государство получили неверное содержание, недостойную форму и ложную цель, они сделались орудием зла, а не добра, законы же, в том числе – уголовные (выделено мной. – А.А.), на первый взгляд казавшиеся хорошими, эффективными, дали обратный результат и реально нуждаются в глубоком обновлении и возрождении.1

Уголовное право может быть плодотворной и практически необходимой наукой только в том случае, если оно, в свою очередь, будет опираться на фундаментальную теоретическую науку, изучающую сущность тех или иных явлений, действительные причинные связи, данные в исторической социальной действительности. Принципиальное значение категория «социальная справедливость» имеет для отраслевых юридических дисциплин, различных правовых институтов и отдельных правовых норм. Рассмотрим этот аспект применительно к уголовному праву. Согласно существующему законодательству в сфере уголовного права проблема социальной справедливости занимает исключительно важное место.2 Уголовный кодекс РФ 1996 г. закрепляет в качестве своих принципов: справедливость, равенство граждан перед законом и гуманизм. В части 1 ст. 6 УК РФ говорится: “Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми”. Следует обратить внимание на то, как дается толкование понятия “справедливость”. В статье 6 УК РФ разъясняется, что справедливость означает соответствие “характеру и степени общественной опасности, обстоятельствам его совершения и личности преступника”. Мы видим, что толкование справедливости применительно к специфике уголовного права не противоречит, а конкретизирует и развивает общефилософскую концепцию социальной справедливости.3

В приведенной формуле обнаруживается рассмотренный нами выше двойственный характер социальной справедливости. В самом деле, “степень общественной опасности преступления” отражает социальную справедливость с точки зрения общего интереса и общего блага гражданского общества. Обстоятельства “его совершения и личность преступника” – это уже индивидуальная сторона природы социальной справедливости, в которой отражается требование учета индивидуальных черт и признаков каждой личности. Целостность обеих сторон, составляющих социальную справедливость, находит свое выражение в индивидуализации наказания. Существенным моментом социальной справедливости является свойство гуманизации.4

Гуманистическая составляющая социальной справедливости означает, во-первых, точное соответствие ответственности общественной опасности правонарушения, во-вторых, в обязательном порядке учет и оценку индивидуальных особенностей личности, таких как условия жизни, мотивы преступления, возраст, пол, наличие детей, личные качества и т.д. Не менее значима роль социальной справедливости в государственно-правовых отношениях. Социальная справедливость, в силу природы своего действия, устанавливает предел государственно-правовым отношениям, т.е. лимитирует, ограничивает их действие. В этом плане ее нравственно-правовой потенциал направлен на ограничение господства власти и принудительной силы закона. Такое воздействие социальной справедливости – не самоцель, а способ влияния составляющего справедливость естественного права и утверждения его как фундаментальной, нравственной ценности общества. Осуществление этой функции есть нравственно-правовая критика господства и принуждения. Она создает возможность раздвинуть пределы свободы действия личности.

С другой стороны, социальная справедливость как способ установления этических начал в обществе ничего общего не имеет с анархизмом, отрицанием прав и воли государства. Она не только признает известную роль государства и закона, но и создает легитимную основу для их действия. На первый взгляд это утверждение противоречит вышесказанному. Но это только на первый взгляд. Дело в том, что, утверждая легитимность государства, социальная справедливость конструирует ее как условие своего саморазвития и существования. Именно так понимается нравственная задача социальной справедливости. Определяя государственную власть и силу закона в качестве необходимого условия для своего развития, в то же время социальная справедливость производит селекцию государственно-правовых отношений, отбирая из них только те, которые соответствуют справедливому государственному устройству и справедливому законодательству. Все, что не соответствует этому критерию, подвергается критике и признается не легитимным.5

Социальная несправедливость выражается в причинении физического, материального и морального ущерба людям, обществу, государству. Являясь целью уголовного наказания, восстановление социальной справедливости предполагает назначение преступнику такой меры наказания или иных мер уголовно-правового характера, которые бы нейтрализовали негативные последствия преступления.6 Причем наказание должно быть настолько строгим, чтобы сформировать у неустойчивых граждан представление о нецелесообразности удовлетворения своих потребностей преступным путем, а у устойчивых граждан - уверенность в том, что в результате применения наказания последствия будут устранены. На наш взгляд, цель наказания - восстановление социальной справедливости наиболее полно была раскрыта А.Ф. Бернером. «Преступлением оскорбляется общая воля (закон, общество, государство), но обыкновенно, кроме того, им оскорбляется и отдельная воля (лицо, пострадавшее от преступления). Как та и другая должны быть удовлетворены, то есть наказание должно возвратить как обществу, так и пострадавшему лицу чувство и сознание господства справедливости.7 Если преступление есть по преимуществу оскорбление частной воли, как, например, оскорбление чести, то и наказание должно преимущественно удовлетворять эту частную волю. Если же преступление оскорбило преимущественно общественную волю, то и наказание должно быть направлено на удовлетворение последней».8

Например, А.Ф. Бернер выделял следующие цели наказания: удовлетворение (аналог современной цели - восстановление социальной справедливости), исправление и устрашение. В зависимости от характера преступления и исходя из различных целей наказания должна преобладать то одна, то другая цель. Все эти цели должны воплощаться в таком наказании, которое определено идеей воздающей справедливости, составляющей основу наказания.9 Цель наказания - это конечные фактические результаты, которые стремится достичь государство, устанавливая уголовную ответственность, осуждая лицо, совершившее преступление, к тому или иному наказанию и исполняя его. Восстановить социальную справедливость только с помощью наказаний, установленных в ст. 44 УК РФ, возможно не всегда. Социальная справедливость не будет восстановлена, если потерпевшему не возмещен или не компенсирован вред, причиненный в результате совершения преступления. Так, В.И. Зубкова считает содержанием социальной справедливости неотвратимость наказания, но правоохранительные органы не в состоянии обеспечить полную или хотя бы достаточно высокую раскрываемость.10 В связи с этим у потерпевших от преступлений, да и у обычных граждан не создается уверенности в неотвратимости наказания. Возникает вопрос, как потерпевший должен осознать справедливость наказания, если ему не был возмещен вред, причиненный преступником. В различные исторические эпохи институт возмещения вреда имел место в русском уголовном праве. Наказание за преступления против личности в древнем праве соседствовало с возмещением вреда.11

Первоначально Русская Правда отдавала убийцу, по праву кровной мести, родственникам убитого. Постепенно круг родственников, имеющих право на кровную месть, сужался, а примерно, с 1050 года кровная месть была полностью заменена головщиной (выкупом). В том случае, если виновное лицо не могло выплатить родственникам убитого выкуп, то он выдавался им «головою». Родственники могли наказать его по своему усмотрению, но не могли лишить жизни.12 Так, в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года содержалось второе отделение второй главы, которое называлось «О вознаграждении за убытки, вред и обиды». Например, ст. 62 Уложения предусматривала, что «виновные в преступлении, причинившем кому-либо убытки, вред или обиду, сверх наказания, к коему присуждаются, обязаны вознаградить сей вред, убыток или обиду из собственного имущества по точному о сем постановлении суда».13 В УК РСФСР 1960 года также была предусмотрена норма, регламентирующая возмещение вреда потерпевшему от преступления. Так, ст. 32 предусматривала возложение обязанности загладить причиненный вред. Данная норма применялась в тех случаях, когда размер причиненного вреда не превышал пяти минимальных размеров оплаты труда. Если причиненный материальный вред превышал указанную сумму, то возмещение вреда производилось в порядке гражданского судопроизводства.

В настоящее время в России возмещение ущерба, причиненного преступлением, регламентируется уголовно-процессуальным и гражданским законодательством. Общепринятым считается мнение, что наказание в уголовном праве не ставит своей целью удовлетворение пострадавшего или возмещение вреда, который был ему нанесен.14 Но из этого не вытекает, что защита прав потерпевшего не должна осуществляться в уголовном порядке, тем более что в ч. 2 ст. 43 Уголовного кодекса предусмотрена такая цель наказания, как восстановление социальной справедливости. В качестве экспертов нами были опрошены сотрудники органов внутренних дел РФ и Министерства юстиции РФ. 72% опрошенных считают, что в УК РФ необходимо внести нормы, регламентирующие возмещение ущерба потерпевшему.15

Возмещение ущерба, наряду с комплексом традиционных мер борьбы с преступностью, является одной из наиболее важных и эффективных мер, способствующих восстановлению законности и социальной справедливости. Так, Л.В. Вавилова справедливо указывает: «В рамках общей проблематики защиты жертв преступлений возмещение ущерба является центральной и, может быть, наиболее важной проблемой. Именно здесь сходятся достижения правовой мысли, правовая политика государства, права и интересы граждан.16 Поэтому возмещение ущерба играет важную роль в восстановлении социального порядка и является стержнем системы правосудия. Именно в этом качестве обоснованность и необходимость возмещения ущерба всегда соответствовали в общественном сознании представлениям о добре и зле и идеалам справедливости».17

Аргументируя свою позицию, В.В. Мальцев ссылается на Аристотеля, в свое время разработавшего «структуру» понятия справедливости. Справедливость, по мнению последнего, существует в двух формах: уравнивающая справедливость и распределяющая справедливость. Уравнивающая справедливость предполагает эквивалентность обмена, воздаяние равным за равное без учета индивидуальных особенностей действующих субъектов. Распределительная справедливость, напротив, на первое место ставит характеристику действующих лиц, в результате чего один может получить больше, чем другой.18 Интерпретируя эти положения Аристотеля, В.В. Мальцев трактует уголовно-правовое понимание принципа справедливости как совокупность двух сторон - уравнивающей и распределяющей. Уравнительный аспект справедливости видится автору в принципе равенства граждан перед законом (единых основаниях и пределах ответственности), а распределительный - в индивидуализации наказания с учетом объективных свойств деяния и личности человека, его совершившего. Несколько раньше сходным образом трактовали уголовно-правовой принцип справедливости И.М. Гальперин, А.Р. Ратинов, В.М. Коган, П.П. Осипов, Л.Л. Крутликов и ряд других авторов. В.В. Мальцев, рассуждая далее, приходит к утверждению, что принцип справедливости включает две составляющие: принципы равенства и индивидуализации ответственности. При этом индивидуализация отождествляется исследователем с принципом гуманизма.

Думается, соотношение принципов справедливости, равенства и гуманизма не может быть представлено столь упрощенно. Подлежит конкретизации и уточнению соотношение названных принципов и принципа индивидуализации, равно необходимо определить место принципа дифференциации ответственности среди иных принципов. Прежде всего, нельзя согласиться с В.В. Мальцевым, который отождествит уравнивающий и распределяющий аспекты справедливости (действительно имеющие место) с принципами равенства и гуманизма.19 Думается, принцип равенства граждан перед законом, с одной стороны, не охватывает всех проявлений уравнивающего аспекта справедливости, а с другой - является более широким по содержанию понятием. В свою очередь, распределяющий аспект справедливости не может быть сведен к индивидуализации, а тем более к принципу гуманизма.

Думается, уравнивающий и распределяющий аспекты справедливости действительно имеют место в структуре этого понятия. Уравнивающий аспект проявляется в равенстве граждан перед законом, и в равных основаниях и пределах ответственности, установленных в диспозициях и санкциях норм уголовного закона (в данном случае прослеживается связь с градацией, дифференциацией ответственности законодателем). Уравнивающий аспект, однако, проявляется и на правоприменительном уровне - в равной квалификации, уголовно-правовой оценке содеянного. Не следует отождествлять распределительный аспект справедливости лишь с индивидуализацией ответственности (тем более с гуманизмом в этой сфере). Распределительный аспект справедливости прежде всего проявляется в сфере законодательства: именно законодатель распределяет ответственность на этапе установления оснований уголовной ответственности, а затем на этапе дифференциации, градации уголовной ответственности в законе. И лишь на основе распределения, дифференциации ответственности в уголовном законе возможна правильная индивидуализация ответственности правоприменителем, осуществление распределительного аспекта в области правоприменения.20

Необходимо остановиться также на соотношении принципов справедливости и законности. Дело в том, что ряд авторов усматривает за последним роль суперпринципа, выводя его на ведущее положение в системе принципов уголовного права. На наш взгляд, именно принципу справедливости как одному из стержневых принципов уголовного права принадлежит особая роль в системе принципов уголовного права. Благодаря его координирующей роли принципы уголовного права образуют определенную систему правомерного функционирования норм закона, отвечающего интересам всех субъектов права. В рамках данной системы, все принципы настолько взаимосвязаны между собой, что невозможно говорить о том, что не работает какой-либо отдельно взятый принцип, правильнее будет говорить о недоработке всей системы в целом, ведь свойства каждого принципа диффузируют во все иные, коренным образом влияя на их содержание.

В условиях функционирования правового государства принцип справедливости обеспечивает принцип правозаконности, состоящий в том, что позитивный закон лишь тогда является законом в подлинном его значении, когда отвечает духу права, его сущности.21 Среди принципов, выделяемых в теории уголовного права, определенную связь можно усмотреть между принципом целесообразности и справедливости. Целесообразность в уголовном праве обычно определяют как принятие в случае наличия альтернативных решений такого, которое наиболее соответствует целям уголовного права. Казалось бы, принцип целесообразности относится к сфере правоприменения. В основном это правильно: именно в сфере индивидуализации ответственности при выборе конкретному лицу меры ответственности наиболее важно не упускать из виду принципы и цели наказания, одной из которых и является восстановление социальной справедливости.

Таким образом, принцип целесообразности дает ориентиры законодателю, устанавливающему основания освобождения от уголовной ответственности, когда цели ответственности и наказания достижимы без реального возложения ответственности. Устанавливая возможность усиления и смягчения ответственности и типового наказания посредством квалифицирующих и привилегирующих признаков состава преступления, законодатель также ориентируется на достижение целей уголовно-правового воздействия, оцениваемых с позиций социальной справедливости, поскольку они, в свою очередь, должны быть справедливыми.

Отчасти принцип справедливости соотносится и с принципом экономии уголовной репрессии. На стадии законотворчества экономия репрессии выражается в том числе в установлении оснований и условий для освобождения от уголовной ответственности и для ее смягчения при наличии привилегирующих признаков. В связи со сказанным заметим, что весьма спорной является позиция тех исследователей, которые предлагают лишь перечислить в законе принципы уголовного законодательства, не раскрывая их содержания. Например, В.В. Мальцев мотивирует такое решение тем, что невозможно точно определить принципы, названные в новом УК РФ, «ибо для юридического выражения указанных идей в уголовном праве еще не разработан достаточный и общепризнанный теоретический фундамент».22 Сходная позиция у разработчиков нового УИК РФ, в котором впервые перечислены принципы этой отрасли права (ст. 8). Содержание принципов не раскрыто ввиду того, что в процессе разработки Кодекса у членов рабочей комиссии возникли расхождения в трактовке их содержания.23 Поэтому решение этого вопроса «отдано на откуп» доктринальному толкованию.

Как представляется автору, в науке уголовного права, равно как и в рамках науки уголовно-исполнительного права, накоплен опыт, достаточный для более или менее точного определения принципов этих отраслей законодательства.24 И это определение должно содержаться непосредственно в законе. Едва ли практические работники могут дать лучшую интерпретацию, чем законодательная комиссия; а доктринальное толкование дает неограниченную свободу субъективному мнению того или иного исследователя.25



1 См.: Чернов А.Д., Голубов И.И. Философские аспекты уголовного наказания. – М., 2000. – С. 6.

2 См.: Галактионов С.А. Принцип справедливости (Уголовно-правовой аспект) / Дис... канд. юрид. наук. - Рязань, 2004. – С. 82-83.

3 См.: Лазуткин А.И. Реализация принципа справедливости при назначении наказания в виде лишения свободы / Дис... канд. юрид. наук. - Рязань, 2004. – С. 56.

4 См.: Галактионов С.А. Принцип справедливости (Уголовно-правовой аспект) / Дис... канд. юрид. наук. - Рязань, 2004. – С. 83.

5 См.: Черненко А.К. Право как справедливость: ступени познания // Метод доступа: http:// www.philosophy.nsu.ru/life/journals/humscience/1_98/21_СНERN_htm

6 См.: Наумов А.В. «Камни преткновения» уголовного наказания // Российская юстиция. 2002. № 9. С. 53 - 54.

7 См.: Филимонов В.Д. Принципы уголовного права. М., 2002. С. 107-109.

8 См.: Бернер А. Ф. Учебник уголовного права. Части Общая и Особенная. - СПб., 1865. С. 560.

9 См.: Там же. С. 561.

10 См.: Лазуткин А.И. Реализация принципа справедливости при назначении наказания в виде лишения свободы / Дис... канд. юрид. наук. - Рязань, 2004. – С. 57.

11 См.: Гальперин С.Д. Очерки первобытного права. СПб., 1893. С. 51-66; Есипов В.В. Преступление и наказание в древнем праве. Варшава, 1903. С. 54-55.

12 См.: Бондаренко КВ. Уголовно-правовое понятие вреда причиненного преступлением, и проблемы его возмещения. Дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 1995. С. 73-74.

13 См.: Лакеев А.А. Потерпевшие от преступления: Лекция. Рязань, 2001. С. 24.

14 См.: Франк Л.В. Некоторые теоретические вопросы становления советской виктимологии // Потерпевший от преступления. Владивосток, 1974. С. 15; Бородин СВ. Проблема возмещения ущерба за умышленные убийства // Государство и право. 1994. № 4. С. 92 - 96.

15 См.: Галактионов С.А. Принцип справедливости (Уголовно-правовой аспект) / Дис... канд. юрид. наук. - Рязань, 2004. – С. 84.

16 См., напр.: Гальперин И.М., Ратинов А.Р. Социальная справедливость и наказание // Советское государство и право. 1986. №. 10. С. 74; см. также: Осипов П.П. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций. С. 107, 115; Кругликов Л.Л. Уголовно-правовые средства обеспечения справедливости наказания. С. 15 и след.; Кропачев Н.М. Принципы применения ответственности за преступления // Правоведение. 1990. № 6. С. 75.

17 См.: Вавилова Л.В., Мухамедьянов Н. О практике возмещения ущерба жертвам преступлений. // Следователь. 1998. № 1. С. 53 - 56.

18 См.: Мальцев В.В. Принципы уголовного законодательства и общественно опасное поведение // Государство и право. 1997. № 2. С. 99.

19 См.: Мальцев В.В. Указ. соч. С. 99.

20 См.: Лазуткин А.И. Реализация принципа справедливости при назначении наказания в виде лишения свободы / Дис... канд. юрид. наук. - Рязань, 2004. – С. 58.

21 Именно правозаконность позволяет в полной мере осуществить реализацию принципа справедливости, исключая возможность использования репрессивной силы уголовного закона в неправомерных целях.

22 См.: Мальцев В.В. Указ. соч. С. 102.

23 См.: Селиверстов В., Шмаров И. Уголовно-исполнительный кодекс: концепция и основные положения //Законность. 1997. № 5. С. 3.

24 См.: Лазуткин А.И. Реализация принципа справедливости при назначении наказания в виде лишения свободы / Дис... канд. юрид. наук. - Рязань, 2004. – С. 59.

25 См.: Бартновская Г.В. Индивидуализация наказания как одно из средств обеспечения его эффективности //Преступность и ее предупреждение. Л., 1971. С. 148.

4-prava-i-obyazannosti-sistemi-v-otnoshenii-platezhnogo-subagenta-uchastnika-reklamnoj-seti-sistemi.html
4-pravila-oformleniya-tehnicheskogo-zadaniya-elementi-tehnologii.html
4-pravo-bit-chelovekom-s-a-gannushkinoj-opolozhenii-zhitelej-chechni-v-rossijskoj-federacii.html
4-pravovie-osnovi-deyatelnosti-politicheskih-partij-i-obshestvenno-politicheskih-dvizhenij.html
4-predlozheniya-centra-globalnih-problem-otchet-po-konkursu-kompetentnostnie-modeli-v-upravlenii-uchebnim-processom-kkm702.html
4-predlozheniya-po-sozdaniyu-samoreguliruemih-organizacij-v-inih-sferah-ekonomicheskoj-deyatelnosti.html
  • diploma.bystrickaya.ru/v-obespechenie-nadezhnosti-i-prozrachnosti-finansovoj-sistemi-pridnestrovskoj-moldavskoj-respubliki.html
  • notebook.bystrickaya.ru/karl-gustav-yung-rodilsya-26-iyulya-1875-goda-v-kessvile-malenkoj-shvejcarskoj-derevushke-v-seme-pastora-reformistskoj-cerkvi-ioganna-yunga-v-1886-godu-karl-postu.html
  • diploma.bystrickaya.ru/valyutnoe-regulirovanie-na-ukraine-chast-2.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/referat-harakteristika-processa-ekonomicheskoj-stabilizacii-v-ukraine.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-1-zadaniya-na-formirovanie-umenij-vipolnyat-klassifikaciyu-e-a-strebeleva-formirovanie-mishleniya.html
  • composition.bystrickaya.ru/perechen-voprosov-vinosimih-na-srs-rabochaya-programma-po-modulno-rejtingovoj-sisteme-disciplina.html
  • tasks.bystrickaya.ru/34postroenie-sovershennogo-parosochetaniya-v-dvudolnom-grafe-kursovaya-rabota-po-kursu-diskretnaya-matematika.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/osnovnie-ponyatiya-stranica-3.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/social-problems-essay-research-paper-america-has.html
  • essay.bystrickaya.ru/chast-tretya-zagublennaya-vesna-kniga-sedmaya.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sistema-perepodgotovki-gosudarstvennih-sluzhashih-vo-francii-germanii-i-rossii.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-biologii-8-klass.html
  • reading.bystrickaya.ru/komu-adresovana-eta-kniga-fridman-a-vi-ili-vas-professionalnaya-ekspluataciya-podchinennih-aleksandr-fridman.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/statisticheskie-strategii-sensitivnih-izmerenij.html
  • crib.bystrickaya.ru/ino-centr-informaciya-nauka-obrazovanie-organizaciya-razvivaetsya-bistro-i-planomerno-bez-sushestvennih-sboev-ili-krizisov-ino-centr-uzhe-zanyal-svoe-osoboe-me-stranica-6.html
  • crib.bystrickaya.ru/kachestvo-osvoeniya-vipusknikami-predmetov-izuchaemih-na-profilnom-urovne-otchet-podgotovlen-municipalnim-obsheobrazovatelnim-uchrezhdeniem.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/istoriya-odnogo-goroda-2.html
  • textbook.bystrickaya.ru/httpwww-rgdb-ru-sajt-rossijskoj-gosudarstvennoj-detskoj-biblioteki.html
  • pisat.bystrickaya.ru/too-aziya-stroj-ekspo-1-konkursnaya-komissiya-v-sostave.html
  • klass.bystrickaya.ru/96-97-obuchenie.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/programma-uchebnoj-disciplini-teoreticheskie-osnovi-elektrotehniki-napravlenie-podgotovki.html
  • school.bystrickaya.ru/geourbanistika-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-napravlenie-022000-62-ekologiya-i-prirodopolzovanie-kvalifikaciya.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/korrelyacionnij-analiz-upravlenie-biznesom-v-rinochnoj-ekonomike-harakterizuetsya-mnogimi-osobennostyami-videlim-nekotorie-iz-nih.html
  • spur.bystrickaya.ru/lyuis-kerroll-alisa-v-strane-chudes-perevod-borisa-zahodera-stranica-7.html
  • abstract.bystrickaya.ru/17-roman-genrih-fon-ofterdingen-novalisa-filosofiya-i-poetika.html
  • grade.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-muk-1676-03.html
  • control.bystrickaya.ru/byulleten-novih-postuplenij-za-maj-2011.html
  • bukva.bystrickaya.ru/parodiya-v-aspekte-intertekstualnosti-chast-4.html
  • books.bystrickaya.ru/deyatelnost-doshkolnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-detskogo-sada-1637-obsherazvivayushego-vida-yuzhnogo-okruzhnogo-upravleniya-obrazovaniya-goroda-moskvi-za-2010-2011-uchebnij-god.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/trud-kak-obekt-izucheniya-sociologii.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/astronomiya-chast-5.html
  • composition.bystrickaya.ru/ohota-na-zajcev-i-ubijstvo-detej-kniga-kita-manna-otpravlyaet-chitatelya-na-attrakcion-istorii-rasskazivaya-kak.html
  • tests.bystrickaya.ru/kultura-stranica-12.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sokolova-et-nikolaeva-vv-lichnost-v-usloviyah-hronicheskogo-somaticheskogo-zabolevaniya.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/primernaya-programma-disciplini-detali-mashin-i-osnovi-konstruirovaniya-rekomenduetsya-minobrazovaniem-rossii-dlya-napravlenij-podgotovki-specialnostej-v-oblasti-tehniki-i-tehnologii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.