.RU

А. И. Щербаков Хрестоматия по психологии: Учеб пособие для студентов Х91 пед нн-тов/Сост. В. В. Мироненко; Под ред. А. В. Петров­ского. 2-е изд., перераб и доп. М.: Просвещение, 1987. 447 с - страница 4


44

ваний немыслима философская разработка и таких проблем, как роль субъективного фактора в историческом процессе, в социаль­ной, организации и управлении обществом, соотношение созна­тельного и стихийного в революционном движении, познаватель­ная деятельность человека, творческое мышление, роль интуиции в познании и многих других.

^ Таким образом, сама логика развития всей системы научного знания диктует постановку проблем, которые относятся к компе­тенции психологии. В связи с этим существенно изменяются по­ложение и роль психологической науки в данной системе. Она ста­новится важнейшим звеном, связующим целый ряд различных областей научного знания, в определенном аспекте синтезируя их достижения. Без ее всестороннего развития невозможно обеспе­чить полноценные взаимосвязи между биологией и историей, ме­дициной и педагогикой, техникой и экономикой и другими наука­ми в изучении человека и решении практических задач, относя­щихся к человеческому фактору в жизни общества

Важнейшая функция психологии в общей системе научного знания состоит в том, что она, синтезируя в определенном отно­шении достижения ряда других областей научного знания, явля­ется интегратором всех (или во всяком случае большинства) на­учных дисциплин, объектом исследования которых является че­ловек. Как отмечал Ананьев, именно в этом состоит ее истори­ческая миссия, с этим связаны перспективы ее развития. Психо­логия осуществляет интеграцию данных о человеке на уровне конкретно-научного знания. Более высокий уровень интеграции — это, конечно, задача философии.

Широкий фронт связей психологии с другими фундаменталь­ными науками и научно-практическими комплексами (и связанное с этим ее особое положение в системе наук) является важным фактором ее развития, в значительной мере обусловливает специ­фику дифференциации и интеграции психологического знания.

В психологии как особой области знания объединяется целый ряд специальных дисциплин, связи между которыми далеко ие всегда видны на поверхности (например, психофизиология и со­циальная психология). Но, несмотря на свою порой кажущуюся «несовместимость», они все тем не менее относятся к единой об­ласти знания. В конце концов их общая задача состоит в изуче­нии сущности одного и того же класса явлений— психических. Базой объединения всех специальных психологических дисциплин является общая психология, экспериментально и теоретически разрабатывающая основные психологические проблемы.

Экстенсивная дифференциация психологической науки созда­ет, конечно, немалые трудности для синтеза накапливаемых в ней данных. Порой различие подходов и методов, используемых в разных специальных психологических дисциплинах, «заслоняет» общие задачи. Совместная работа психологов иногда выглядит Как строительство библейской «вавилонской башни».

И тем не менее главный объект исследования всей системы

45

психологических дисциплин один и тот же. Это — человек, его психические процессы, состояния и свойства.

Изучая их, психология использует достижения всех других наук, разрабатывающих в той или иной связи проблему человека. И она не может развиваться, ие используя эти достижения. Труд­но рассчитывать на серьезные успехи в исследовании психических процессов как функций мозга (и понять их специфику), не опира­ясь на ту совокупность данных, которые накоплены в других нау­ках о мозге. Точно так же нельзя исследовать психологические характеристики личности и ее социального поведения, не опира­ясь на знания объективных законов жизни общества.

Известно, что психология как самостоятельная область науки начала формироваться позднее других (если не всех, то многих) фундаментальных наук. И этот факт не случаен. Он вполне зако­номерен. Ее формирование не могло начаться прежде, чем дру­гие науки не достигли определенного уровня развития, т. е. преж­де чем не была создана необходимая научная база, которая по­зволила бы вычленить собственно психологические проблемы и наметить пути их решения.

Конечно, некоторые общие идеи относительно природы и сущ­ности психики высказывались в процессе развития философии на­чиная с древнейших времен. В развитых философских системах психология выступала как их относительно самостоятельная часть...

Однако философские трактовки психики (и материалистиче­ские и тем более идеалистические) были весьма абстрактными и не могли сами определить возникновение психологии как специ­альной области науки. Они разрабатывались главным образом в связи с решением основного вопроса философии: об отношении сознания и мышления к бытию, а также в этических и эстетиче­ских учениях.

Развитие материалистической философии подготовило почву для того, чтобы психические явления, трактуемые идеализмом как существующие вне и независимо от материи, стали рассматри­ваться как особое свойство материи. Но благодаря этому сложи­лись лишь общие предпосылки выделения психологии в особую область научного знания. Чтобы эти предпосылки реализовались, потребовался длительный путь развития конкретных (специаль­ных) наук о природе и обществе.

Непосредственные предпосылки ее возникновения формирова­лись в развитии прежде всего естественных наук. Именно в них проблемы психологии были сформулированы как конкретно-на­учные. Решающую роль в возникновении некоторых направлений психологической науки сыграла эволюционная теория Ч. Дарви­на, который, кстати, сам сформулировал ряд гипотез относитель­но законов и механизмов некоторых психических явлений. Разра­ботка проблем развития жизни и возникновения человека неиз­бежно вела к постановке проблем возникновения и развития пси­хики.

46

Что касается общественных наук, то в ходе их развития так­же формировались проблемы, идеи и гипотезы, по существу отно­сящиеся к психологии.

Революционизирующая роль в развитии этих наук принадле­жит учению Маркса о развитии общества как естественноистори-ческом, т. е. подчиняющемся объективным законам, процессе. Не случайно Энгельс и Ленин сравнивают научный подвиг Маркса в обществоведении с подвигом Дарвина в естествознании. Иссле­дование объективных законов развития общества также неизбеж­но вело к постановке психологических проблем, таких, как про­исхождение и историческое развитие человеческой психики, ее качественного своеобразия (в отличие от психики животных), дея­тельности, общения, личности, взаимоотношения общественного и индивидуального сознания и др.

Конечно, перечисленные проблемы ставились в немарксист­ских направлениях обществознания. Но лишь марксистское уче­ние об обществе определило пути объективного изучения соци­альной детерминации психики человека и создало реальную ос­нову научного решения этих проблем.

Таким образом, именно в ходе развития естественных наук, с одной стороны, и общественных — с другой, складывалась проб­лематика психологической науки.

В этом процессе формировались и ее методы. На первых по­рах использовали те методы, которые сложились в связи с раз­работкой других проблем и для других целей. Но в ходе собст­венно психологических исследований эти методы трансформиро­вались, уточнялись, совершенствовались применительно к проб­лемам психологии.

Психология часто заимствовала из других наук также теоре­тические схемы и концепции (одним из примеров такого заим­ствования может служить принцип рефлекторной дуги). Однако попытки их последовательного применения, как правило, показы­вали их ограниченность и односторонность. Нередко эти попытки приводили к утрате качественной определенности психических яв­лений, к их подмене явлениями другой природы и даже к отри­цанию реальности психики. Под сомнение ставился вопрос и о статусе психологии как самостоятельной области научного зна­ния. Споры о предмете психологии и подходах к его исследованию пронизывают всю историю ее развития. Иногда в борьбе с психо­логией высказывались аргументы типа: поскольку наука показы­вает, что души нет, не может быть и психологии как науки. Это, конечно, наивный аргумент, не способствующий развитию знания (не только психологического, но и научного знания в целом).

Да, конечно, Души, как некой самостоятельной субстанции, нет. Но психические явления — это неоспоримая реальность, при­чем такая, которая проявляется в жизни человека мощнейшим образом.

Трудно даже на минуту представить себе человека просто как созданный эволюцией своего рода биологический или физиологи-

47

ческий «препарат» или биофизическое устройство, без субъектив­ности восприятия, без человеческих эмоций, переживаний, отно­шений— словом, без того, что принято называть «субъективным миром».

Столь же трудно представить его и как некий «сгусток социума», «социальную монаду», поведение которой жестко и однозначно диктуется «общественной машиной». Законы общества не сущест­вуют вне деятельности живых людей, обладающих сознанием и волей, желаниями и потребностями — психическими качествами.

Следование принципам научного познания вовсе не требует отказывать в существовании явлениям, пути исследования кото­рых еще не вполне ясны. Наоборот, они требуют активного поис­ка этих путей, поскольку на фоне «белых пятен» на «карте» науч­ного знания и то, что уже хорошо изучено, часто выглядит иска­женно.

Вопрос о том, как родившийся живой комочек материи в про­цессе развития становится общественно активным человеком, об­ладающим сознанием и волей, эмоциями и разумом, характером и талантом, не может быть просто отвергнут наукой. Этот про­цесс закономерен хотя бы только потому, что он повторяется миллиарды раз. Вопрос о том, как этот процесс происходит, дол­жен быть решен, а это невозможно сделать, минуя психологию (хотя, конечно, в ее взаимодействии с другими науками).

Когда к исследованию психических явлений применяются тео­ретические схемы и методы, сложившиеся в других науках, и ока­зывается, что они не раскрывают существа этих явлений, такую попытку неверно оценивать как совершенно бесплодную. Здесь ва­жен не только позитивный, но и негативный результат, не всегда очевидный вывод о том, что психическое не может быть сведено к явлениям, имеющим другую качественную определенность. Это значит, что оно обладает качественным своеобразием.

Механический перенос методов и теоретических схем одной науки в другую ведет к таким упрощениям, которые смазывают качественные различия изучаемых явлений; происходит «соскаль­зывание» с одного предмета на другой, что часто называют ре­дукционизмом

Обсуждая проблему редукционизма, важно иметь в виду одну тонкость. Если методы и концептуальные схемы других иаук при­меняются в психологии с целью исследовать место и роль психи­ческих явлений в системе других явлений действительности, вскрыть их предпосылки и основания их качественного своеобра­зия, то это не только допустимо, не и необходимо. Это—неизбеж­ный момент познания. Когда же эти методы и схемы абсолютизи­руются, применяются без учета качественных различий изучаемых явлений, тогда действительно возникает опасность подмены пред­мета исследования — редукционизм в дурном смысле слова: де­лается вывод о том, будто бы то, что в эти схемы не укладывается и этими методами не обнаруживается, не существует. Такой спо­соб использования достижений пограничных наук есть не что

48

иное, как проявление метафизического подхода. Для психологии (и ие только для нее) опасно не само по себе применение методов и теорий, сложившихся в других науках, страшны неправомерное расширение сферы их действий, их абсолютизация. Каждая тео­ретическая схема, каждое понятие, каждый метод, заимствован­ные из других наук, должны пройти через «горнило методоло­гии».

Подмена психологии физиологией или социологией, конечно, не содействует прогрессу знаний о сущности психических явлений. Однако их исследование необходимым образом требует опоры на достижение и физиологии и социологии

Особенно большое значение для психологии сейчас приобре­тает принцип системности, который должен обеспечить синтез все­го того ценного для понимания психики, что накапливается и в физиологии, и в биологии, и в социологии, и в других областях науки, а вместе с тем раскрыть качественную специфику психиче­ских явлений.

Взаимосвязи психологии с другими науками диктуются не только логикой (законами) процесса научного познания, но и са­мой сущностью познаваемого объекта. В их многообразии отра­жается объективное многообразие связей и отношений, в которых существует и развивается психика как реальность

Но прогресс психологического знания предполагает также и развитие связей между самими специальными психологическими дисциплинами, т. е. связей внутренних. Любая из них — возникла ли она на границах с естественными или общественными наука­ми — раньше или позже, но неизбежно обращается к достиже­ниям других психологических дисциплин, а в конечном счете — ко всему «спектру» основных проблем психологии.

Так, психофизика, возникнув на границах психологии и физи­ки, логикой своего развития вынуждена обращаться к результа­там, накапливаемым не только теми дисциплинами, которые свя­зывают психологию с естествознанием, но и теми, которые связы­вают ее с общественными науками. В свою очередь социальная психология все чаще обращается к данным психофизики, психо­физиологии и других психологических дисциплин, развивающихся на границах с естественными науками.

Психологическое знание, таким образом, органически объеди­няет позиции естествознания и обществоведения в изучении че­ловека.

Взаимосвязи психологических наук — как внешние, так и внут­ренние— являются важнейшим условием ее прогресса. В зонах этих взаимосвязей содержатся большие резервы развития психо­логического знания.

Психология формировалась и развивается в неразрывной взаи­мосвязи с другими областями научного знания. В зонах этих взаи­мосвязей содержатся большие резервы развития психологическо­го знании. Именно здесь в первую очередь возникают новые

4 Заказ 5162

49

проблемы, открываются возможности поиска новых путей иссле­дования, формируются новые методы, лолучаются новые факты, создаются новые концепции и теории.

Ломов Б. Ф, Методологические н теоретические проблемы психологии. М., 1984, с, 11—24.

^ П. Фресс О ПСИХОЛОГИИ БУДУЩЕГО

Какая дерзость — осмелиться говорить о психологии будущего, когда уже трудно знать психологию вчерашнего и сегодняшнего дня! И можно лн предвидеть, что станут делать психологи завтра?

Между тем подобная самонадеянность может быть оправдана в Лейпциге, где празднуется столетие созданной В. Вундтом пер­вой лаборатории экспериментальной психологии, в которой сфор­мировались первые крупные немецкие, европейские и американ­ские психологи конца XIX в.

Это было, по существу, создание новой отрасли знания. Вундт сознавал смелость своего предприятия уже в 1874 г., когда писал в предисловии к «Основам физиологической психологии»: «Труд, который я выпускаю "в свет, является попыткой вычленить новую область науки». Настал ли ее час? — спрашивал он. Нельзя ска­зать, что в ту эпоху ответ напрашивался сам собой, даже не­смотря на то, что У. Джемс, например, предпринимал нечто по­добное в Гарварде. В 1884 г., через десять лет после публикации своей книги, Вундт писал: «Мы полагаем, что замысел этот осу­ществится в будущем, и полностью отдаем себе отчет в том, что в настоящее время дело обстоит иначе. В Германии представители психологии сходятся в одном: они ненавидят экспериментальную, или физиологическую, психологию и склонны расценивать препо­давание ее основных положений и результатов исследований как разновидность богохульства».

В чем же усматривалось «богохульство»? Вундт объяснял и наглядно показывал, что в психологии можно применять экспе­риментальный метод и что, следуя по пути, проложенному Г. Фехнером, можно с помощью математических приемов обраба­тывать полученные таким методом результаты.

Сегодня экспериментальная психология существует и речь идет о том, чтобы попытаться определить направления, по кото­рым она будет развиваться в ближайшем будущем. Это рискован­ное предприятие, поскольку, с одной стороны, составление перс­пектив научного развития предполагает описание направлений, в которых мы уже работаем, н определение ближайших целей, а с другой стороны, в планах на будущее находят выражение надеж­ды, которые можно назвать утопическими,

50

Сегодня проблема состоит не в том, чтобы создавать или не создавать психологию как науку, а в том, чтобы понять, не угро­жает ли бурное развитие ее единству. Действительно, что общего между психофизиологами, социальными психологами и медицин­скими психологами? Мы перечислили лишь несколько названий кафедр, в то время как насчитываются десятки подразделений в Американской психологической ассоциации и выпускаются не­сколько сот все более и более специализированных психологиче­ских журналов

Никто не станет отрицать, что в природе имеется оригиналь­ный вид — человек, это прямоходящее животное, одаренное ог­ромным мозгом, обладающее речью и бесконечными возможностя­ми. По своей природе человек представляет такой уровень орга­низации, который требует создания отдельной науки.

Человека исследуют многие науки. Это «животное» изучается всеми науками о жизни —от биохимии до физиологии. С другой стороны, оно является членом сообществ, у каждого из которых есть свой язык, свои обычаи, своя история. Этим занимаются наши коллеги социологи, этнологи, историки, философы. У психологов своя задача — изучать человека как своеобразную живую орга­низацию и стремиться объяснить ее механизм и особенности ре­акции на сигналы,, исходящие из физического и социального окру­жения. Такая цельность объекта психологии не означает, что мы придем к «отшлифованной» и замкнутой на самой себе науке

В человеке следует различать «человека природы» и «человека культуры». История «человека природы» насчитывает миллионы лет и начинается с процесса рождения человекоподобных из цар­ства животных. Человек этот может и должен изучаться всеми естественными науками. Чтобы понять «человека природы», они должны соотнести его генетический потенциал, биологическую оснащенность и особенно возможности центральной нервной си­стемы с его деятельностью и поведением. Так возникает нейро­психология восприятий,, эмоций, а также речи.

К психологии «человека природы» относится все, что называ­ют экспериментальной психологией, — будь то экспериментальная психология ребенка, взрослого или старика. Эта психология, ко­торую можно назвать номотетической, стремится установить об­щие законы, объясняющие постоянные отношения между наблю­даемыми феноменами. Отсюда происходят законы ощущений, дви­гательной активности, состояний, законы психофизики, восприя­тия, научения, даже некоторые законы психолингвистики и воз­растной эволюции человека. Говоря о законах, я думаю не о при­чинных связях, а о законах вероятностных, поскольку любая дея­тельность, даже самая простая, зависит от многих факторов.

Приведу лишь один пример, который вспоминается в связи с симпозиумом по движению глаз, организованным мною на Лейп-цигском конгрессе. Эти движения зависят от законов организации моторики глаз. Паузы, длительность и амплитуда саккад изменя­ется в сравнительно малом диапазоне, но и внутри этих границ

4*

51

движения глаз зависят также от задачи (вождение автомобиля, чтение плана или текста) и цели субъекта (например, расшиф­ровка или чтение рукописи).

Результаты подобных исследований достаточно хорошо под­даются математическому исчислению и статистической обработ­ке; они варьируют в довольно узком диапазоне, что позволяет легко выбирать из нескольких гипотез.

Но этот «человек природы» является также продуктом куль­туры. С момента рождения он погружен в мир культуры, чья пи­саная история исчисляется уже не миллионами, а тысячами лет. «Природные» способности позволяют ему в ходе социального вос­питания усвоить знания, приобретенные человечеством. Он учит­ся познавать свое окружение и самого себя, формируя в течение индивидуальной истории свою личность. Эта эволюция происходит не стихийно. Источники ее влияния, разнообразие когнитивных реакций таковы, что законы, позволяющие интерпретировать ког­нитивные процессы и основные характеристики личности, не дают возможности получать такие же систематические результаты, как при исследовании «человека природы».

Из этого вовсе не следует, что существуют две психологии: та, которую можно назвать нейронаукой, и та, которая является отраслью гуманитарных наук; причем одна изучает значение врожденного, вторая —приобретенного. Подобный разрыв возвра­щает к прошлым ошибкам и к агностицизму дуалистического толка.

Будущее психологии зависит от нашей способности все более и более ясно представлять сложность человека. Для этого недо­статочно согласиться, что между врожденным и приобретенным существует взаимодействие. Подобное пассивное утверждение скрывает настоящие проблемы, поскольку наша задача — упорно исследовать многочисленные детерминанты простейшего из наших действий. В этом многообразии всегда присутствуют причины, свя­занные как с природой человека, так и- с историей каждого ин­дивида, всегда имеет место интеграция множественных причин­ных связей. Кто сводит подобную множественность к одной опре­деляющей детерминанте —будь то генетическая основа, влияние среды или бессознательное, — тот задерживает развитие психоло­гии или искажает ее.

Что можно сказать о современном положении в психологии? Увеличение количества исследований и их разнообразие означают ие то, что оиа распалась, а то, что наши исследовательские воз­можности раскрывают многочисленные сплетения, связывающие малейший стимул и самую элементарную реакцию. Каждый из нас изучает лишь фрагмент системы и должен сознавать, что изо­лирует, хотя и законным, ио искусственным путем часть ансамб­ля с бесчисленными разветвлениями, которые связывают в еди­ное целое «человека природы» и «человека культуры». У психо­логов иет единой теории человека, и невозможно, на иаш взгляд, ее создать. Есть локальные модели, которые по мере своего уда-

52

ления от биологических процессов становятся все менее опровер­жимыми. Как писал А. Саймон, человек всегда имеет в своем распоряжении несколько систем и может использовать различные стратегии для решения одной задачи.

Само собой разумеется, что в зависимости от поставленной проблемы психолог использует различные специальные методы и средства. Выяснение отношений между вызванными потенциала­ми и восприятием требует иных методов, нежели те, с помощью которых определяются условия появления лидера в группе. Но мне кажется, что мы преодолели двусмысленность в вопросе един­ства психологии и цельности человека, сковывающую психологию в первые десятилетия ее существования.

Вначале объектом изучения психологии были факты сознания, а в качестве предпочтительного метода использовалась интроспек­ция. Из-за недостатков и ограниченности этого метода, ставших причиной распада Вюрцбургской школы и банкротства школы Э. Титченера в Корнеллском университете, а также в связи с успехами психологии животных психологи 20-х годов стали бихе-виористами. Сегодня этим термином, приобретшим уничижитель­ный смысл, называют тех, кто пытался вслед за Дж. Уотсоном установить связь между стимулами S и реакциями R, не заботясь о том, что было в так называемом черном ящике. Этого табу на изучение того или иного аспекта человека более нет. Научное исследование эмоций- не может игнорировать роль лимбической системы, а физиологи; в свою очередь, интересуются процессами сознания. Восприятия являются реакцией на окружающую среду, но никто не может игнорировать их феноменального аспекта; роль представлений выясняется в исследованиях памяти и т. д. Теория бихевиористов была искаженной, но их метод можно считать хорошим. Психология начинается с изучения двигательной и вер­бальной активности, поведения и действий. Она ищет то, что их объясняет. Исследуемый материал может быть различным, но подход—одним и тем же и у психоаналитика, и у нейропсихолога, и у психолога-экспериментатора, или специалиста в области со­циальной психологии. Все они исследуют реакции людей на опре­деленные ситуации независимо от того, складываются ли эти ситуации стихийно или специально создаются, определяются со­циальными или физиологическими параметрами.

В психологии будущего разнообразие методов и подходов к поведению и деятельности человека будет увеличиваться. Наши научные парадигмы численно растут, хотя и остаются ограничен­ными.

В области восприятия, которую я знаю лучше всего, можно описать развитие наших знаний на протяжении последних тридца­ти лет. Наиболее полно изучены физиологические основы восприя­тия.

Многое сообщила нам о возможностях нашей перцептивной системы теория информации. Желая применить физическую мо­дель, мы случайно' обнаружили, что моделирование необходимо

БЗ

в психологии. Успехи в области использования вычислительных машин вдохновили нас на исследование восприятия как процесса обработки информации, включающего иерархическое кодирова­ние. Наши представления о восприятии обогатились и благодаря исследованиям, открывающим особенности раннего развития пер­цептивных процессов и их поэтапной последовательности.

В области исследований памяти я также вижу разнообразие подходов, хотя мне кажется, что они слишком связаны некоторы­ми парадигмами. Путем постановки новых задач можно достичь новых рубежей во всех областях психологии.

Хотелось бы особо остановиться на мультифакторном подходе ко многим экспериментальным задачам, особенно в плане зави­симости результата как от личности, так и от ситуации. Этот подход представляется мне очень плодотворным.

Проанализируем этот вывод с точки зрения статистической мето­дологии. С одной стороны, экспериментаторы изучают корреляции между различными результатами группы испытуемых. При помо­щи факторного анализа они ищут общее у этих испытуемых. С другой стороны, исследователи выясняют взаимосвязи стимулов и реакций на отдельной, группе испытуемых. Их сравнения при­водят к дисперсионному анализу, объектом которого является различие результатов, полученных в ситуации Sj и в ситуации S2. Нулевая гипотеза либо принимается, либо отбрасывается. В ре­зультате в ходе этого анализа всегда обнаруживаются значитель­ные различия между испытуемыми. Экспериментатор с легкостью нейтрализует этн различия, но следовало бы знать, почему, решая одну задачу, испытуемые дают разные ответы.

Итак, настало время использовать открытые задачи, т. е. за­дачи, не имеющие какого-то определенного решения, творческие задачи, сделать анализ наших исследований более тонким, учиты­вать индивидуальные различия и стремиться их объяснить. Это достигается на уровне больших и легко распознаваемых различий: пол, возраст, социально-экономическая среда; но в будущем следует принимать во внимание и индивидуальные различия. Та­кой подход позволит сблизить экспериментальные и клинические исследования. Тогда у нас в руках окажутся начальное и конечное звенья цепи.

Таким образом, можно сказать, что в будущем психология пойдет по пути интеграции знаний, полученных с помощью раз­личных, но взаимодополняющих методов и задач. Наибольший прогресс будет несомненно достигнут благодаря успехам «нейро-наук». До сих пор в основном исследовали ситуации, когда мозг был поражен в силу болезни или несчастного случая. В последнее десятилетие мы многое узнали о роли каждого из полушарий мозга, не прибегая к подобным случаям. Психические болезни, известные прежде как расстройства личности, являются теперь объектом изучения биологии, возможности которой значительно обогатились благодаря исследованиям в области генетики.

Я стою за сохранение Единства Психологии:


45-blochnie-ustanovki-teplovih-elektrostancij-pravila-tehnicheskoj-ekspluatacii-elektricheskih-stancij-i-setej.html
45-denezhnie-sredstva-i-ih-ekvivalenti-kommercheskogo-banka-strategiya.html
45-dopusk-rabotnikov-k-rabotam-v-usloviyah-dejstviya-opasnih-i-vrednih-proizvodstvennih-faktorov.html
45-edinij-socialnij-nalog-konspekt-lekcij-dlya-studentov-vseh-form-obucheniya-specialnosti-080110-ekonomika.html
45-ekspluataciya-akkumulyatornih-batarej-i-ih-zaryadnih-ustrojstv-1-naznachenie-i-oblast-primeneniya-4.html
45-finansovij-plan-po-proektnoj-deyatelnosti-koncepciya-investicionnogo-proekta-24.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/administrativnie-sudi-v-rf-chast-6.html
  • literatura.bystrickaya.ru/socialno-ekonomicheskoe-i-politicheskoe-polozhenie-chechni-vo-vtoroj-polovine-h-i-h-nachale-hh-v.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-vipusknoj-kvalifikacionnoj-diplomnoj-raboti-po-specialnosti-080111-65-marketing.html
  • crib.bystrickaya.ru/istorii-ukraini-stranica-6.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/himiko-analiticheskie-svojstva-ionov-d-elementov.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rezultati-golosovaniya-14-chas-47-min-47-sek-s-m-mironov-predsedatelstvuyushij.html
  • urok.bystrickaya.ru/prikaz-ot-2011g-rabochaya-programma-po-vneurochnoj-deyatelnosti-sportivno-ozdorovitelnoe-napravlenie.html
  • write.bystrickaya.ru/frolov-sergej-aleksandrovich-stranica-9.html
  • lecture.bystrickaya.ru/60-poeziya-epo-voron-12-obshaya-har-ka-zap-realizma-geroj.html
  • textbook.bystrickaya.ru/individualnaya-rabota-s-uchashimisya.html
  • occupation.bystrickaya.ru/obrashenie-koalicii-nepravitelstvennih-organizacij.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/priglashenie-k-delovomu-sotrudnichestvu-stranica-6.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razrabotka-kompleksa-meropriyatij-po-uluchsheniyu-uslovij-truda-po-shumovomu-faktoru-na-malih-derevoobrabativayushih-predpriyatiyah.html
  • diploma.bystrickaya.ru/zonalnost-processov-vivetrivaniya-i-sostav-pochvoobrazuyushih-porod.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uslovnie-oboznacheniya-dlya-graficheskoj-chasti-planalikvidacii-avarij.html
  • books.bystrickaya.ru/dobit-portret-gugo-vinklera-glava-23-invazionizm-i-biblejskaya-arheologiya-1-geograficheskij-podhod-v-arheologii.html
  • report.bystrickaya.ru/gryazeva-darya-magistrant-rgpu-im-gercena-s-peterburg.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-specialnost-050400-62-socialno-ekonomicheskoe-obrazovanie-profil-yurisprudenciya.html
  • klass.bystrickaya.ru/analiz-hozyajstvennih-sredstv.html
  • school.bystrickaya.ru/iii-gigienicheskaya-ocenka-uslovij-truda-materiali-dlya-ispolzovaniya-v-processe-proverok-choo-sotrudnikami-gosudarstvennoj.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/mozhno-li-prervat-igru-rebenka-osnovnie-principi-estestvennogo-uhoda-za-novorozhdennimi.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/sobstvennost-kak-osnovnoe-proizvodstvennoe-otnoshenie-uchebnoe-posobie-dlya-ekonomicheskih-vuzov-i-specialnostej.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razdel-3-celi-i-zadachi-obrazovatelnogo-processa-obrazovatelnaya-programma-municipalnogo-avtonomnogo-obsheobrazovatelnogo.html
  • writing.bystrickaya.ru/antikrizisnoe-upravlenie-v-kreditnih-organizaciyah-chast-9.html
  • reading.bystrickaya.ru/korrektivnij-kurs-po-fonetike-francuzskogo-yazika.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-2-individualnaya-vospitatelnaya-rabota-s-lichnim-sostavom-v-l-kubishko-pod-obshej-redakciej.html
  • writing.bystrickaya.ru/diagnostika-detej-srednego-vozrasta-po-razdelu-programmi-socialnij-mir-ya-sam.html
  • grade.bystrickaya.ru/mnogie-malchiki-i-devochki-mnogo-raz-slishali-o-znakah-zodiaka-vse-konechno-horosho-pomnyat-svoj-den-rozhdeniya-eto-prazdnik-imeni-tebya-ved-odnazhdi-v-etot-den.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/araandi-oblisi-bhar-zhirau-audani-bereznyak-zhalpi-blm-beru-orta-mektebn.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/personal-restoranov-zakusochnih-barov-kafe-dolzhnostnie-i-proizvodstvennie-instrukcii-stranica-7.html
  • tasks.bystrickaya.ru/3314-struktura-pervoj-glavi-dlya-temi-razrabotka-web-predstavitelstva.html
  • education.bystrickaya.ru/0110-elektroenergiya-stranica-21.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/pravila-priema-v-aspiranturu-pstgu-v-2010-godu.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/n-n-senchenko-kiev-izdatelskij-dom-knyaginya-olga-2004-izdano-pri-sodejstvii-i-finansovoj-podderzhke-predsedatelya-vseukrainskoj-partii-novaya-sila-yuriya-zbitneva-stranica-22.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-yu-petrov-10-iyulya-2008-g.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.